Истории простых вещей

пятница, 15 ноября 2019 г.



«Мне в жизни не везло с самого момента моего зачатия…» – урок о том, почему в жизни может не везти



«Мне в жизни не везло с самого момента моего зачатия…» — так начал эту историю пожилой профессор, когда вконец уже устал от наших постоянных причитаний. А «причитали» мы, группа бизнесменов, предпринимателей, управленцев, приехавших в конце 90-х в калифорнийский университет за новыми технологиями в маркетинге и PR, исключительно на тему: «конечно, вам-то хорошо тут говорить… если б у нас такие налоги/законы/учителя/родители/деньги/возможности… и т.п. были, — мы бы….».
И дальше следовала красивая история о том, чтО «мы бы»…
Он вышел из-за кафедры, присел как-то бочком на первую парту и произнес эту самую фразу: «Мне в жизни не везло с самого момента моего зачатия…»
— Хотите расскажу свою печальную историю?
— Конечно же, да! – закивали мы. И приготовились его жалеть.
Я тут привожу его рассказ в своем изложении — как услышала, как запомнила. Не просто запомнила, а усвоила. На всю жизнь:
— Мне в жизни не везло с самого момента моего зачатия…
Мой отец, перебивающийся случайными деньгами от погрузок-разгрузок, исчез из моей жизни, как только узнал, что его несовершеннолетняя подружка — девушка-мулатка, предпочитающая ночной образ жизни, — «залетела». Его как ветром сдуло! Поэтому я — безотцовщина.
Мое невезение только начиналось… Юная мулатка, хоть и выносила меня почти до срока, но только заслышав мой первый крик, тут же, на родильном столе, отказалась от меня. Так я, слабая беззащитная кроха, только что пришедшая в этот чужой, незнакомый мир, остался совсем один… Кричащий от безысходности во всю эту Вселенную на руках у акушерки.
Дальше — больше… Мне фатально не везло… Меня не усыновили в младенчестве — я был очень слабым, болезненным ребенком. К тому же в те годы, рожденный от мулатки, я вообще имел мало шансов быть усыновленным. Поэтому из Дома малютки, я прямиком попал в детский дом.
Ну, тут уж… не везет — так не везет! Это был детский дом для «цветных» детей, каких нас там только не было… Я испытал сполна на себе все: и как дерутся китайцы, и как плюются мексиканцы, и как больно щиплются черные…
Не везло мне и с учебой… Учителя долго не задерживались и все время менялись. Да, честно говоря, и не по всем предметам они у нас в детском доме вообще были. Поэтому со школой у меня тоже, как вы понимаете, не задалось. Ну просто — тотальное невезение!…
…Он помолчал. Посидел в тишине, глядя куда-то в пол… Потом поднял глаза на нас. Мы, конечно сочувственно ждали продолжения этой истории, не понимая — к чему он вообще все это начал, — ведь так славно спорили по маркетинговым задачкам всего полчаса назад.
— Я устал рассказывать вам это, — неожиданно сказал он, — Это не моя история… Хотите, я расскажу вам СВОЮ?
Немая пауза… Нам оставалось только покивать головами, потому что мы вообще уже окончательно потерялись: где тут чья история, для чего он вообще все это нам рассказывает, да еще и язык английский для многих не просто в своих тонкостях давался.
— А моя история — вот… — продолжил он.
— Я по жизни вообще — очень везучий человек!
Мне повезло прямо с самого момента моего зачатия, когда мой непутевый папаша исчез из жизни моей, не менее непутевой, мамаши, а заодно и из моей жизни — раз и навсегда! Возможно он почувствовал, что не сможет дать мне всего того, что поможет мне выжить. Я благодарен ему за то его решение… Кто знает, каким бы я вырос и что бы вообще со мной стало, если бы мое младенчество и детство прошло рядом с ним. Возможно он интуитивно понял, что этот слабый малыш никогда не сможет стать сильным рядом с ним и поэтому тихо ретировался. И я благодарен ему за это.

А мне, между тем, продолжало везти.
Юная мулатка отказалась от меня прямо на родильном столе. И это уже была удача! Потому что, если бы она забрала меня из роддома, я вообще не уверен, что остался бы в живых… А так у меня, хоть и слабого, недоношенного, появился шанс! Шанс на жизнь! И дала мне его она… Моя непутевая семнадцатилетняя мать. Я благодарен ей за этот ее отказ. И даже в мыслях не хочу представлять, как и где бы я жил, как и где прошло бы мое детство, если бы она тогда не отказалась от меня. Этот ее отказ тоже придал мне силы. Ведь оглашая Вселенную своим первым криком, я уже понимал, что надеяться мне в этой жизни не на кого, я один… А это, наверное, все же какую-то концентрацию внутренней энергии вызывает, согласитесь… — улыбнулся он.
Дальше — больше!
Мне повезло, что меня не усыновили в младенчестве. Иначе я, болезненный, ослабленный малыш, получил бы, возможно, очень комфортные тепличные условия и заботу усыновивших меня людей, но помогло ли бы мне это стать сильнее и увереннее в себе? Почему-то я думаю, что нет. Именно жизнь в детском доме научила меня стойкости: я научился у китайцев драться, я перенял у черных их «щипки», да и плеваться я могу ого-го как! Это ли не везение!
Ну, а со школой — это вообще — отдельная песня! Учителей не хватало и несколько предметов, бывало, вел один человек. В старших классах мы как-то сдружились с учителем биологии, который был для нас «ходячей энциклопедией», — так восторженно он был увлечен своим предметом. И (вот везение!) он же преподавал у нас еще и математику, что позволяло нам встречаться на уроках каждый день! Мы много общались. Конечно у меня были только отличные оценки по его предметам. И когда встал вопрос выбора колледжа — я не раздумывая, пошел туда, где нужна была математика и биология.
Потом был университет.
Потом — научная работа.
Семья. Дети. Внуки. Правнуки…
Я рад тому, что родился под счастливой звездой!
И благодарен Судьбе за везение.
Он продолжал с улыбкой сидеть на краешке парты. А мы «переваривали» все только что услышанное…
— Вот вам две истории, два взгляда, на одну и ту же жизнь, — сказал он, вставая с парты и поднимая перед собой две открытые ладони, как чаши весов, — Вам какая больше по душе?
Автор: Ирина Рыжкова

ИСТОРИЯ ИЗ ИНТЕРНЕТА. ЗАДЕЛО)

«Если бы не тот случай, я бы так и остался инвалидом»
Был в моей педагогической практике такой случай. В мою группу ходил мальчик Коля. Родился малыш с кучей патологий: задержка развития, с сердечком проблемы и вдобавок ко всему – заячья губа с расщелиной нёба. До четырёх лет вообще было непонятно, что он говорит, к шести годам после многочисленных занятий со специалистами речь более-менее наладилась. Говорил, конечно, сильно в нос и с горловыми интонациями, но уже было понятно, что именно он произносит.
Тут и Восьмое марта подоспело, последний, выпускной год. И решили мы дать одно из стихотворений Коле – пусть расскажет, а то он стеснялся своей речи, да и губы со шрамом тоже. Конечно, мы понимали, на какой риск идём и какому стрессу подвергаем мальчика. Но ведь в тепличных условиях человека не вырастишь, ему обязательно надо это сделать, чтобы поверить в себя, доказать, что он такой же, как все. Тем более что сам он этого очень хотел: когда ребята рассказывали стихотворения – повторял за ними, шевеля губами.
Коле достался отрывок стихотворения Сергея Михалкова про мам. Его мама очень обрадовалась, что сыну дали учить стих, – она на это и не надеялась. Коля тоже думал, что ему вряд ли доверят, ведь он отличался от других детей. В общем, они оба очень-очень старались – каждый день повторяли отрывок по нескольку раз: и перед зеркалом, и друг перед другом, и тихо-громко, и перед родными, и наперегонки.
И вот, наконец, праздник. Подошла Колина очередь читать стихотворение. Мальчуган был очень напуган, но выступать не отказался. Сказал, что будет читать для мамы, и только для неё, для того и выучил. Выходит Колюня, нарядный такой, в костюме с бабочкой, встаёт и начинает читать. Хорошо, чётко так начал. А потом то ли устал, то ли испугался чего-то, стал запинаться. Добрался до строчек:
С лесенки ответил Вова: – Мама – лётчик? Что ж такого? Вот у Коли, например, Мама – … (тут он напрягся, вспоминая сложное слово) Мама – …кон-ди-ци-о-нер!
В зале раздались смешки. Коля покраснел, опустил голову, засунул руки в карманы, надулся, но продолжал читать:
А у Толи и у Веры Мамы – …
– Кондиционеры! – раздался чей-то задорный крик с задних рядов зрительского сектора. И тут люди не сдержались, начали смеяться в полный голос.
Коля повернулся и убежал. Я поймала его у лестницы. Он стоял, уткнувшись в стену, и вытирал рукавом сердитые слёзы. Я наклонилась к красному ушку и сказала, что тот человек был не прав – пошутил, но глупо. И спросила у Коли, хочет ли он попробовать ещё раз прочитать стихотворение, для мамы и для меня. На этот раз со словом «милиционер». А если что – я подскажу. Он сопел и мотал головой. Потом подумал и сказал, что хочет – для мамы, но боится. Я пообещала, что буду стоять рядом, держать его за руку и сразу подскажу, если что не так.
Колюня согласился. Я отдала мальчугана подбежавшей нянечке, чтобы вытерла ему заплаканную мордашку, и вернулась в зал. Дождавшись окончания очередного номера, вышла к родителям. Если честно, у меня тряслись поджилки, но я попросила слова. До сих пор помню эту речь, хотя прошло уже много лет.
– Коле шесть лет, – сказала я. – И большую часть своей маленькой жизни он провёл в больницах и санаториях. У него операций было больше, чем дней рождения. Он очень долго не мог разговаривать, но в этом году, наконец, научился внятно говорить, набрался смелости, чтобы выйти и перед всеми вами прочесть стихотворение. И он хочет его прочесть, но только для мамы, только ей одной. Пожалуйста, помогите ему – выслушайте его. Ему очень сложно и страшно.
Зал молчал. Я вывела Колю из-за занавеса, он упирался и смотрел в пол. Смешной такой мальчуган – маленький, коренастый, с оттопыренной нижней губёшкой. Заплаканный, но упорный парнишка стоял и молчал.
– Коля, давай! – закричала его мама.
– Давай, Коля! – крикнул тот же задорный голос с заднего ряда. Я присела рядом с мальчиком и взяла его руку.
– Давай, Коля, – шепнула. – Для мамы. Коля глубоко вздохнул и начал с самого начала. Добравшись до слов «С лесенки ответил Вова: – Мама – лётчик? Что ж такого!» он покраснел, но продолжил:
- Вот у Коли, например, Мама – ми-ли-ци-о-нер! А у Толи и у Веры Обе мамы — ин-же-не-ры!
И с вызовом посмотрел на зрителей.
Таких оваций наш скромный зал ещё не слышал. Хлопали все – родители, дети, воспитатели, другие работники детского сада. Некоторые даже стоя. Дальше Коля продолжать стихотворение уже не мог – так было шумно. Но этого уже и не требовалось, ведь он всё доказал.
После праздника музыкальный руководитель отвела меня в сторону.
– Выпороть тебя мало, – сказала она.
И я заревела. Все эмоции, накопившиеся за этот день, вырвались наружу. Женщина хмыкнула и закрыла дверь за спиной, потом усадила меня на стул и продолжила.
– Выпороть тебя мало за то, что праздник чуть не сорвала, но… Победителей не судят. А вы с Колей – победители. Умой нос и иди к детям.
Почему я вспомнила об этом случае именно сейчас, спустя 13 лет? Потому что недавно встретила на улице Колину маму, и она узнала меня. Рассказала, что Коля в этом году поступил в институт, на бюджетное место и с первого захода – все экзамены отлично сдал. И знаете, на какой факультет? На филологический! И ещё она передала мне слова сына: «Если бы не тот случай, я бы так и остался инвалидиком, а не человеком».
Из интернета. Письмо в редакцию газеты «Моя семья»