Истории простых вещей

пятница, 7 декабря 2018 г.

Научите детей решать эти 3 задачи


Меня периодически спрашивают, как я отношусь к воспитанию детей и что я считаю правильным.


Я исхожу из того, в чем цель воспитания и основная задача, и отсюда уже идут способы и методы.Цель воспитания – обучить человека решать три задачи

как регулировать свои эмоции и потребности самостоятельно, а не при помощи других людей
как обеспечить себя и свои потребности самостоятельно, а не при помощи других людей
как реализоваться в социуме самостоятельно, а не при помощи других людей

Это все. Все остальное – лирика, которая не может заменить эти три задачи, поскольку, если вы родили дитя, вы ответственны за то, чтобы оно научилось эти три задачи решать.

Многие родители испорчены идеей равенства со своими детьми.

Я считаю эту идею опасной для жизни и для психики детей.

Потому, что

реальное равенство наступает вместе с равенством возможностей, обеспеченных собственным трудом.

И если ваш ребенок этого не осознает, он обречен на постоянные социальные неудачи.

Только факт неравенства способен мотивировать на развитие навыков. До тех пор, пока ваше дитя считает, что оно вам равно, у него нет необходимости шевелить задницей, чтобы учиться решать все эти три задачи.

Родители детям не равны до тех пор, пока дети не решают все эти три задачи самостоятельно. И даже после этого неравенство все равно сохраняется, если родители продолжают расти и развиваться, поскольку мудрость обратного хода не имеет, и мнение таких родителей будет всегда иметь больший вес, чем мнение самого умного ребенка.

Отсутствие уважения к опыту и мудрости человека, который имеет большие, чем вы возможности, умения и квалификацию – это хамство, которое, в результате, является первой причиной череды граблей на пути у младенца, решившего, что он УЖЕ равен тем, кому он реально не равен.

Идея равенства развращает и насаждает иллюзии в умы детей, что они имеют те же полномочия, что и родители, не имея на эти полномочия тех же оснований. Это бред.

К 21 году ваше дитя должно усвоить несколько простых правил:

1. Ему никто ничего не должен.

2. Правила устанавливает тот, кто платит.

3. Уникальность и гениальность – это основания для развития ЧСВ (чувства собственной важности, гордыни), в реальной жизни эти качества не имеют никакого веса.

4. Реальный вес человеку придают его умения – выстраивать социальные взаимодействия и продавать свои продукты и услуги. Это умения, приносящие реальные результаты в виде полной финансовой и психологической свободы и независимости от других людей.

5. Попытки общаться на равных с тем, кто платит за него и решает его проблемы – это хамство. Хочешь устанавливать свои правила – плати.

6. Для того, чтобы другие люди уважали его границы, вкусы и потребности, он должен это заслужить своим вкладом в общее дело и общий котел. Авторитет с неба не падает.

7. Развитие происходит быстрее всего в тех условиях, которые есть прямо сейчас. Идеальные условия приводят к деградации, а не к развитию, и если он хочет быстро стать магом собственной реальности – он должен принять условия игры таковыми, какие они есть прямо сейчас со всеми ограничениями и проблемами.

Этот квест – и есть самый краткий путь к успеху, процветанию и полной свободе.

Автор: Нина Рубштейн

ЧЕТЫРЕ МЕРЫ КРАСОТЫ У ЯПОНЦЕВ

(по материалам сайта nastroenia.ru)
Саби — это архаичность. Красота по-японски должна нести на себе печать времени. Ваби — функциональность. Красиво лишь то, что применимо на практике. Сибуй — это простота и скромность. Роскошь и чрезмерность — первый признак пошлости. Югэн — это тайна.
… Четыре понятия, три из которых (саби, ваби, сибуй) уходят корнями в древнюю религию синто, а четвертое (югэн) навеяно буддийской философией.
… Четыре понятия, три из которых (саби, ваби, сибуй) уходят корнями в древнюю религию синто, а четвертое (югэн) навеяно буддийской философией.

Слово первое — “саби”. Японцы видят особое очарование в следах возраста. Их привлекает потемневший цвет старого дерева, замшелый камень в саду или даже обтрепанность — следы многих рук, прикасавшихся к краю картины. Вот эти черты давности именуются словом “саби”, что буквально означает “ржавчина”. Саби, стало быть, это неподдельная ржавость, архаическое несовершенство, прелесть старины, печать времени.
Понятие “ваби”, подчеркивают японцы, очень трудно объяснить словами. Его надо почувствовать. Ваби — это отсутствие чего-либо вычурного, броского, нарочитого, то есть, в представлении японцев, вульгарного. Ваби — это прелесть обыденного, мудрая воздержанность, красота природы. Воспитывая в себе умение довольствоваться малым, японцы находят и ценят прекрасное во всем, что окружает человека в его будничной жизни, в каждом предмете повседневного быта. Практичность, утилитарная красота предметов — вот что связано с понятием “ваби”.
Если спросить японца, что такое сибуй, он ответит: то, что человек с хорошим вкусом назовет красивым. В буквальном смысле слово “сибуй” означает “терпкий”, “вяжущий”. Сибуй — это первородное несовершенство в сочетании с трезвой сдержанностью. Это красота естественности плюс красота простоты. Это красота, присущая назначению данного предмета, а также материалу, из которого он сделан. При минимальной обработке материала — максимальная практичность изделия. Сочетание этих двух качеств японцы считают идеалом.
Югэн («сокровенный, тайный, мистический») — эстетическая категория в японской культуре , обозначающая скорее интуитивное, предполагаемое, нежели явное, очевидное восприятие сущности объекта (в основном, природы, иногда — произведения искусства). Обозначает скорее символическое восприятие явления природы или прообраза произведения. Югэн выражает впечатления и чувства, которые испытывает человек, который созерцает лунный свет, струящийся сквозь дымку проплывающего облака, или когда он любуется кружением снежинок, сверкающих подобно серебру.

История мышиной семейки Подглядела здесь)))


Фотограф нашел в саду семью мышей и сделал для них миниатюрную деревню! Получилось очень мило



Недавно фотограф Саймон Делл увидел мышек, бегающих по его саду. Он не стал заводить кота или готовить ловушки, а достал инструменты и сделал для маленьких гостей настоящую миниатюрную деревню! Взамен мышки дали ему отличные снимки.
«Я в одиночестве фотографировал птиц в саду», рассказывает Саймон. «Но потом, направив камеру на землю, я увидел как маленькая мышь стояла и смотрела на меня!».
Источник — Bored Panda
«Я быстро сбегал в дом и принес немного арахиса. Я подождал, мой гость вернулся и принял угощение.»
«Мне пришла идея соорудить ему убежище, где бы он мог прятаться и получать еду.»
«У меня было немного опыта фотографии дикой природы и мышей, так как в моем саду и раньше жила мышка. Она пряталась в сарае и выходила только после темноты. Мы прозвали ее Стюартом.»
«Но он был одинок и вскоре ушел, по всей видимости, на поиски партнера. Я надеюсь, что Стюарт вернется и познакомится с новыми мышами.»
«Разнообразные дикие животные не редкость в моем саду. Здесь бывали и воробьи, и черные дрозды, и даже цапля, которая съела большую часть моих золотых рыбок.»
«Также к нам часто заглядывает лиса, есть ежики и белки.»
«Сначала мышь была только одна, с разрезанным ухом. Мы назвали его Джорджем. Я сделал ему домик среди стопки бревен с помощью коробки и мха.»
«Я видел кошек у забора, поэтому попытался обезопасить его.»
«Затем я протянул над забором проволоку, что еще больше усложнило кошкам задачу. Еще у меня есть собака породы джек-рассел-терьер, которую они боятся.»
«Через пару дней я увидел, что за кусочком еды вышло уже 2 мыши!»
«Я пытался сделать для них безопасную среду и одновременно создать декорации для своих снимков.»
«Мне не понадобилось много времени, чтобы сделать миниатюрным животным целую деревню.»
«Я спустя некоторое время я насчитал уже 5 мышей. К тому же, самка по имени Милдред выглядит беременной. Надеемся, что к рождеству их будет еще больше.»
«Я понимаю, что у мышей может быть до 14 детей. Но места у меня хватает и я не против им поделиться с такими милыми и фотогеничными созданиями.»
«Кажется, мышам здесь очень нравится. Правда, они по-прежнему убегают, если я двигаюсь слишком быстро или подхожу близко, но осторожно сделать фотографии у меня получается.»
«Кормлю я их естественной и здоровой пищей: орехи, ягоды и фрукты, которые собираю в здешнем заповеднике.»
«Хорошее оборудование очень важно в моем деле, но еще важнее — научиться понимать дикую природу, чтобы знать куда и когда прийти за очередным снимком.»
«Сейчас зима, но мыши по-прежнему живут здесь. Я даю им перья от старой подушки, они утепляют ими кроватки в домиках.»
Больше фотографий можно найти в Фейсбуке Саймона.

воскресенье, 7 октября 2018 г.

Почему, зачем ? Не знаю. Не могу оторвать глаз....

Страшилка про Марка

Getty Images/Fotobank
Getty Images/Fotobank
+T-
Я не помню, кто именно из взрослых пришел ко мне с Марком в тот, первый раз. Кажется, родители. Но я на них почти не смотрела. Потому что слишком поразил меня вид самого Марка.
Вы видели когда-нибудь документальные кадры про концлагеря времен Второй мировой войны? Те самые ужасные, где дистрофичные еврейские дети с огромными, обведенными черными кругами глазами, ручками-палочками и раздутыми животами? И вот представьте себе мои чувства: передо мной стоял точно такой же ребенок!
Первая моя мысль была панической и трусливой: это не мои пациенты! У ребенка явно не психологическая проблема - он тяжело болен! Надо быстро придумать, куда и к кому его послать. На обследование, на лечение, куда угодно... Только не ко мне!
Но от психологического аналога клятвы Гиппократа деваться некуда. Передо мной явно страдающие люди, они обратились ко мне за помощью, стало быть, я должна хотя бы попытаться.
- Что же это такое? - спросила я с ужасом.
- Он не ест, - ответил мужчина. - Почти совсем.
- Давно? - изумилась я.
- С самого начала. Практически с рождения.
- Как это? Поподробней, пожалуйста, - тут во мне проснулся даже не профессионализм, а просто формальная логика. Ведь если бы ребенок с рождения не мог есть из-за какой-то болезни, то ему попросту не удалось бы дожить до сегодняшнего дня. Значит, все несколько сложнее.
Пятилетний Марк с трудом (мешала слабость) взобрался на скамейку и глядел на меня с умеренным любопытством. А один из взрослых начал рассказывать - тусклым, каким-то безнадежным голосом.
Они уже везде были. Обследовались во всех возможных центрах. Сдавали все возможные анализы. Консультировались со всеми специалистами (включая психиатра, который подтвердил полную нормальность Марка). Был даже телемост с врачами Израиля. Никто не нашел у Марка никакой конкретной болезни. Тем не менее в настоящее время ребенок явно умирал, у него уже изменилась формула крови. Последняя гипотеза отчаявшихся эскулапов была такой: это какая-то хитрая онкология, у которой никак не удается найти первоначального очага. Предлагали положить Марка в больницу на капельницы, но семья отказалась, понимая: из больницы Марк попросту не выйдет.
- Расскажите о вашей семье и о характере самого Марка, - потребовала я.
Узнала следующее: если не считать еды, Марк - совершенно беспроблемный и очень одаренный ребенок. Никогда никаких истерик. Всегда вежлив. Умеет читать и писать. Умеет сам себя занять. Легко общается как с детьми, так и со взрослыми.
Семья Марка состоит из семи человек. Все, кроме Марка, взрослые. У всех - высшее образование. Марка все безумно любят, готовы ради него на все, он отвечает взаимностью. И вот в такой семье, такой ребенок умирает, причем неизвестно по какой причине. Есть от чего прийти в отчаяние!
Потом я поговорила с самим Марком. Эта беседа только подтвердила все то, о чем говорили взрослые - умный, воспитанный, коммуникабельный ребенок.
После этого Марк был отправлен домой, а взрослые приглашены отдельно.
- Так, - по возможности укрепив свое сердце, сказала я. - Если бы он совсем не ел, то уже умер бы. Значит, все-таки иногда он что-то, где-то и как-то ест. Пробовали отдавать в садик?
Пробовали, тот самый психиатр советовал. В садике Марку очень нравилось. Он охотно ходил на все занятия. Но ничего не ел. Отдавал все вкусное другим детям. Остальное оставалось на тарелке. Врачи сказали: забирайте, дома он хоть что-то ест в течение дня. Воспитательницы и дети огорчились, когда Марка забрали из садика. Его все любят.
- Расскажите, как происходит кормление Марка дома. Конкретно, с деталями и прямыми цитатами.
Кормление Марка в семье происходило так:
- Марк, вот сырок глазированный (в семье есть легенда, что Марк любит молочное и сладкое), он маленький и питательный. Ты должен его съесть.
- Да! Только половинку...
- Хорошо, половинку. И еще - яйцо. Оно тоже маленькое. В нем много белка.
- Да! Только... я белок не люблю. Можно желток?
- Конечно, конечно! Значит, пол глазированного сырка и желток. Я иду варить яйцо.
- Я с дедушкой поем.
- Марк! Дедушка сейчас читает лекцию в институте. Ты же там был и знаешь, что дедушка преподает студентам. Он придет поздно.
- Но я же никуда не тороплюсь...
Звонок дедушке:
- Он согласен съесть сырок и яйцо. Но только в твоем присутствии!
Дедушка быстренько сворачивает лекцию в институте...

- Я знаю, что нужно делать! - как в омут кидаюсь я. -  Сейчас я вам объясню... (в душе, конечно, страх - а вдруг уже поздно?! Бывают же, я читала, необратимые изменения и в организме, и в психике!)

Из семерых членов семьи в доме осталось двое. Остальные эмигрировали к родственникам: не могли видеть, как издеваются над умирающим ребенком. Вся еда (вроде печенья, конфет, чипсов, сырков, фруктов, йогуртов и т.д.) была убрана. Холодильник плотно закрыт. Четыре раза в день на стол перед Марком ставилось то, что, по мнению взрослых, ему надо было бы съесть. Ни к чему не принуждали и не уговаривали. Клали ложку и вилку и уходили. Через пятнадцать минут все то, что осталось, демонстративно счищали в помойное ведро. Из доступного - только графин с разведенным соком.
Марк держался двое с половиной суток. Не ел вообще ничего, только пил сок. На третий день он был пойман на кухне: поставил на стол табуретку и полез в шкафчик, где тетя хранила сухарики из остатков хлеба, нарезанные для зимнего кормления голубей (про них все забыли, а Марк помнил - он сам помогал их резать). Интеллект у Марка был так силен, что пауза после поимки длилась всего несколько секунд. Потом Марк сказал: «Ну ладно... Несите ваши котлеты!»
Что происходило? В общем-то ужасная, но, к сожалению, не такая уж редкая сегодня вещь. Пятилетний ребенок целиком и полностью управлял поведением семерых взрослых людей. Понятно, что подобная задача была ему категорически не по силам. К тому же из-за характера и воспитания ему были недоступны обычные детские способы управления и манипуляции - капризы, истерики и т.д. Пищевое поведение и горшок - еще Фрейд все это описывал. Но горшок тоже не годился - Марк был чистюлей и блюл личную гигиену с тех пор, как научился ходить. Оставалась еда. И бедняга Марк - единственный ребенок большой любящей семьи - накануне нашей встречи буквально умирал от истощения.
Я предупредила родственников Марка, что, потерпев поражение с едой, он будет искать другие способы манипуляции, благо интеллект позволяет. «Кто предупрежден, тот вооружен!» - бодро заверил меня дедушка.
Через пару недель семья узнала, что из еды действительно любит Марк. Оказалось, что на самом деле он предпочитает вовсе не сладкое и молочное, а овощи и фрукты, и больше всего любит гречневую кашу - ест ее огромными тарелками без всяких заправок. Правда, я думаю, он так восполнял дефицит железа, что-то же там было у него с кровью.